Skype: mordaty68
  • «ЗДОРОВЬЕ»
  • «МОЯ РЫБАЦКАЯ КОЛЛЕКЦИЯ»
  • «МЫШОНОК ПИК»
  • «На острие луча»
  • Бежал ёжик по дорожке
  • БЕЛЫЙ КОТИК
  • БЕСЕДЫ О ЛЮБВИ
  • Бисер
  • В ТРИДЕВЯТОМ ЦАРСТВЕ, В ТРИДЕСЯТОМ ГОСУДАРСТВЕ
  • Винни-Пух
  • Волшебник Изумрудного города
  • BICYCLES
  • ГРИБНОЙ ДОЖДЬ
  • Дикое наследство природы
  • ЗАЯЦ-ЛЕСНИК ЗАГАДКА ПОЛЯРНОГО РУЧЬЯ
  • За все Тебя, Господь, благодарю! ...
  • Иван Иваныч САМОВАР
  • ИЗДАТЕЛЬСТВО «ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА»
  • ИЗ РЫБОЛОВНОЙ ПРАКТИКИ
  • Как старик корову продавал
  • Кактусы
  • Книга о вкусной и здоровой пище
  • Легенда: Наследие Драконов
  • Лобзик
  • МУРЗИЛКА
  • Не от скуки - на все руки!
  • НЕОБЫКНОВЕННЫЕ ЧЕРЕПАШКИ
  • МАКРАМЕ
  • Основы рукоделия
  • ОПЫТЫ БЕЗ ВЗРЫВОВ
  • ПЕРВАЯ ИСПОВЕДЬ (Повесть об Алёше)
  • ПЕСЕНКА В ЛЕСУ
  • Пётр I
  • ПОДАРОК
  • Поздравляем!
  • ПОЛЁТ КОНДОРА
  • ПУТАНИЦА
  • РУЧНОЕ ИЗГОТОВЛЕНИЕ ЮВЕЛИРНЫХ УКРАШЕНИЙ
  • СЕМЕЙНЫЙ КОРЕНЬ ...
  • СЛОНЫ
  • СТИХИ * SHUM
  • СУ ДЖОК СЕМЯНОТЕРАПИЯ
  • СЮРПРИЗ КО ДНЮ РОЖДЕНИЯ БРОДЯГИ
  • ФЛОРА И ФАУНА
  • ФОНАРЬ МАЛЕНЬКОГО ЮНГИ
  • ХОББИ
  • Юный техник
  • Каталог файлов
  • Каталог статей
  •  
    Skype: mordaty68
     
    Skype: mordaty68
     
    Главная » Файлы » КЭРРИГЕР Салли

    Дикое наследство природы (КЭРРИГЕР Салли) Взаимоотношения полов (часть 2)
    03.01.2015, 13:46
          Несколько позднее мне довелось увидеть в Гофбургском оперном театре танцующих венских лошадей, которые становились на дыбы и совершали один-два круга под музыку шопеновского вальса. Была ли одна из этих лошадей прототипом моей Серой Красавицы? Ведь карусель возникла в Австрии, и, может быть, в ней хотели воплотить древнее искусство дрессировки лошадей?
          Послушайте, о чем пишет Уильям Пайкрэфт в своей книге «Ухаживание у животных»: «Старый натуралист и путешественник Швейнфурт рассказывал, что однажды он встретил стадо бубалов (коровьих антилоп), находившихся в состоянии крайнего возбуждения. Подобно лошадям в цирке, они носились парами по кругу, осью которого была группа деревьев. Остальные бубалы, разбившись на группы по три-четыре животных, стояли в стороне, словно любопытствующие зрители. Через какой-то промежуток времени они стали занимать места танцующих и, так же как и их предшественники, бегали по двое по кругу. Их действия были настолько единообразны, что можно было заподозрить наличие невидимого дирижера циркового манежа. Вероятно, эти круговращения были эротическим танцем».
          Для косуль во время их сексуальных игр, напоминающих игру в салочки, характерно движение по кругу; то же самое можно увидеть и у других видов антилоп. У лошадиных и черных лошадиных антилоп, а также у антилоп канн принято, чтобы самцы кружили возле желанной самки. Чернопятые антилопы в Конго допускают некоторый вариант — у них группы численностью около двадцати самцов бегают вокруг сбившихся в кучу самок и детенышей. У вилорогов, происходящих, как это принято думать, от оленей и антилоп, распространен бег от стада и обратно к нему.
          Впоследствии я встретила вилорогов в северо-западной части штата Вайоминг, на примыкающем к горам высоком плоскогорье. Их очень много в районе Великого водораздела, который напоминает огромную чашу, окаймленную снежными вершинами. В летнее время антилопы пасутся на склонах гор и живут семьями, причем в каждой семье самец охраняет нескольких самок и их молодняк. На зиму вилороги сбиваются в большие стада и откочевывают в глубокие овраги, защищенные от метелей. В начале осени их можно встретить в долинах, где происходит образование стад из отдельных семейств.
          Я встретилась с вилорогами в тот час, когда, сидя под ивой, вела наблюдение за куропатками. Мое внимание было привлечено непрерывными вспышками света, словно кто-то сигналил зеркалом вдоль горизонта. И действительно, это сигналили своими белыми розетками вилороги — у них при движении поднималась шерсть на крестцах. Антилопы находились далеко от меня, но я знала об их отличном зрении и удивительном любопытстве, а потому привязала носовой платок к палочке и начала им размахивать. Однажды Джозеф Диксон привлек к себе внимание антилоп тем, что, лежа на спине, болтал в воздухе ногами. Возможно, что их мог заинтересовать даже мой носовой платок.
          И вилороги примчались. Они с такой быстротой проскочили через равнину, словно их несло ветром. На небольшом расстоянии от меня остановился вожак, а вслед за ним замерли остальные. Очевидно, вилороги остановились потому, что я прекратила размахивать платком. Несколько минут они внимательно всматривались, затем совсем уж было собрались умчаться, как неожиданно их что-то заинтересовало на зеленом, светящемся от солнца лугу.
          Прозрачность воздуха на этих высотах просто удивительна — то, что находится на расстоянии сотни метров, кажется совсем рядом. Успею ли я отрегулировать бинокль? Но вот я уже могу рассмотреть гордые головы животных совсем близко: их огромные черные глаза уставились на мою иву. Вилороги чего-то ждут...
          У меня замерло дыхание. Конечно, новый объект, приковавший внимание вилорогов, несколько необычный, но, может быть, он не кажется им опасным. Ведь антилопы бегают быстрее любого животного на этом континенте и могут спастись от кого угодно.
          Два малыша отбежали в сторону от стада, за ними довольно уверенно последовали самки. Несколько старых антилоп принялись щипать траву, и их спокойствие передалось остальным. Стадо постепенно нарушило свой походный порядок и занялось привычными делами.
          В начале сентября жизнь антилоп полна веселья и забав. Подросший молодняк, а ему уже три месяца, буквально одержим желанием бегать. Стройные маленькие ноги молодых антилоп могут поспевать за движениями взрослых, причем с такой скоростью, что человеческому глазу они кажутся мелькающими пятнами. Молодые антилопы отбегают от стада, и зачастую их догоняет и перегоняет взрослый самец,— видимо, в этом заключается игра.
          Вскоре все взрослые животные принялись за беготню, а один из самцов бесконечно носился по кругу и мог бы показаться нам безумным, если бы его бег не выражал каких-то определенных чувств. Через некоторое время наступила развязка: одна из самок помчалась со всех ног, и этот самец пустился вслед за ней.
          Вихрем проносясь по лугу, как бы олицетворяя собой понятие о быстроте движений, они все время бегали на равном друг от друга расстоянии. Сначала самка совершала большие круги, а самец вплотную следовал за ней, затем, чтобы сделать игру более занимательной, она пустилась на уловки и стала забегать в стадо, откуда столь же неожиданно выбегала. Но каждый раз самец оказывался с ней рядом. Она вовсе не стремилась к тому, чтобы он её настиг,— ведь она могла бежать с такой же скоростью, как и ее преследователь, и даже быстрее, если верить словам охотников — знатоков антилоп. Если бы этот самец не был ее избранником, она легко бы убежала от него. Но эта самка принадлежала к его гарему, и с самого начала она знала, что будет на все согласна,— однако лишь после того, как набегается вволю и вернется к нему добровольно, а не по принуждению.
          Вот таким образом самец ежегодно завоевывает сердца своих четырех-пяти самок. В сентябре у антилоп начинается активный сексуальный период, но возникает он не в один день. У самцов этот период более длителен, чем у самок, и если все будет хорошо, то самцу хватит принадлежащих ему самок на весь период.
          А вот лишним самцам приходится плохо. Правда, они пытаются сманить самок, но за это бывают биты хотя и не очень жестоко — владыками гаремов. В этих драках дело редко доходит до смертельных исходов. И если система гаремов мало приемлема для холостяков, то она очень полезна для создания здорового приплода: ведь только самец, способный победить своих противников, дает жизнь новому поколению.
          Итак, сентябрь — время волнений, любовных игр и дуэлей, беготни самок, делающих вид, что они убегают от преследующих их самцов. Живое и радостное время, настоящий карнавал, во время которого одна прекрасная голова появляется над другой самая настоящая карусель!
          Хорошо налаженная гаремная жизнь антилоп вилорогов, где самки поочередно присматривают за молодняком, а самец стоит на страже своего небольшого стада, кажется нам каким-то шагом вперед к моногамии. Известно, что волки, лисицы и койоты единобрачны и что после окончания сезона спаривания их брачные узы не распадаются. Семейная пара продолжает совместную жизнь в одном логове, и с момента рождения отпрысков самец приносит самке пищу. Несколько позднее он помогает ей охранять, обучать и кормить детенышей.
          Единобрачие характерно также для бобров, шиншилл и некоторых других диких животных.
          Лебеди, канадские казарки и некоторые другие птицы поддерживают единобрачие на протяжении всей своей жизни. Как это ни удивительно, но так же ведут себя и отдельные виды рыб.
          В Южной и Центральной Америке обитает несколько видов обезьян, сходных по умственному и физическому развитию с обезьянами Старого Света, однако самцы американских обезьян совершенно лишены тех агрессивных и деспотических особенностей, которые превращают сексуальную жизнь азиатских обезьян в напряженную цепь событий. Отвращение американских обезьян к дракам отлично демонстрируется поведением взрослых самцов, которые разнимают двух дерущихся молодых животных, как только их драка принимает серьезный оборот и грозит увечьем одной из сторон. Конечно, бывают недоразумения между соседствующими семьями, но они разрешаются лишь громкими воплями без рукопашных схваток.
          Миролюбивый характер обезьян проявляется и в их сексуальной жизни. Чаще всего спаривание носит свободный характер, и при этом ни один из самцов американских видов обезьян не приписывает себе особых прав на самку, а потому не проявляет враждебности, когда другой самец заинтересовывается одной из его самок.
          Инициатива в спаривании чаще всего (хотя и не всегда) при¬надлежит самцу, но, несмотря на то что самка в период сексуальной активности бывает физически ослаблена, ей предоставляется право избрать любого самца, которого она пожелает. По мнению Бича, самки обезьян в Новом Свете «не используют свои сексуальные возможности, чтобы избежать притеснений со стороны самцов». Такой способ защиты им не нужен, так как не в обычаях у здешних самцов угрожать самке.
          Мягкостью отличаются сексуальные отношения и у горилл. Это более разумные и отнюдь не более воинственные существа, чем обезьяны Нового Света. До последнего времени о них было мало что известно, и лишь недавно молодой и наблюдательный биолог Джордж Шаллер описал подробности жизни горилл в африканских дебрях в своей книге «Горная горилла». На протяжении почти двух лет Шаллер фактически находился вместе с той или другой группой этих огромных животных (вес самцов-горилл достигает двухсот пятьдесяти килограммов), которых вплоть до настоящего времени считали самыми страшными из всех обезьян. В противоположность установленному мнению Шаллер считает горилл вполне дружелюбными животными. Он укладывался на ночлег по соседству с ними на расстоянии менее десяти метров и ни разу не подвергался серьезной опасности. От местного населения Шаллер слышал, что гориллы редко нападают на человека, а может быть, и не нападают никогда, если только человек им не угрожает. Но даже напав на человека, они не стремятся его убить — горилла может лишь «в наказание» укусить противника, а после этого она удаляется. Иногда такой укус бывает смертельным (но чаще всего это не так). В своих внутренних взаимоотношениях гориллы проявляют ту же удивительную терпимость. Они живут небольшими группами, состоящими из одного главенствующего самца, нескольких подчиненных ему самцов, нескольких самок, которые никому не принадлежат, и детенышей.
          Если не считать особого положения главы группы, то иерархическая лестница в группе довольно шаткая, и она скорее построена на личных свойствах отдельных индивидуумов, чем на их силе или росте. Право на господствующее положение проявляется чаще всего в очередности следования при передвижении по тропам или при занятии лучшего места во время дождей. Если подчиненное животное достаточно быстро не встает с «незаконно» занятого им места, то ему напомнят о субординации легким ударом тыльной части руки. Однажды Шаллер наблюдал, как самка захватила во время дождя сухое убежище, занятое подростком, но была изгнана оттуда главенствующим самцом, вытолкнувшим ее на дождь. Может быть, это было сделано не по-рыцарски, но зато беззлобно.
          В некоторых случаях, когда гориллы считают создавшееся положение угрожающим, они начинают ударять себя в грудь и громко вскрикивать. Глава группы делает это громче и дольше остальных, пытаясь при помощи разных приемов показать свою ответственность в защите семейства.
          Чаще всего главенствующий самец находится несколько в стороне от группы. Удивительно, как много признаков привязанности проявляют по отношению к нему его подчиненные. Детеныши играют не только рядом с ним, но буквально на нем (Шаллер наблюдал однажды, как детеныш направился к отдыхавшему главе семьи и улегся с ним рядом, положив голову на его огромную руку). Самки частенько сидят или спят с ним рядом, безбоязненно опираясь на него, а некоторые самцы располагаются по соседству.
          Главенствующий самец у горилл вожак, но не деспот. Когда он отправляется к новому месту на поиски корма, то остальные члены семейства немедленно выстраиваются цепочкой вслед за ним. Они останавливаются только после него; ложась на ночлег каждый на своем месте, они просыпаются в тот же миг, когда и он. Вожак не мешает действиям членов своего семейства: Шаллер дважды наблюдал, как самки спаривались с другими самцами всего лишь в нескольких шагах от него, а он не проявлял ни малейших признаков ревности и не заявлял протеста (очевидно, он не владыка гарема; у бабуинов же вожак одновременно и глава гарема).
          Но самку-гориллу самцы не нападают, а потому ей нечего опасаться. В неволе, точно так же, как и в природных условиях, главенствующий самец проявляет достоинства своего характера, если только с ним хорошо обращаться. В своих привязанностях он очень постоянен (в научной литературе о гориллах отмечается, что он «очень привязан к своим собратьям»).
          Шаллер изучил одиннадцать отдельных групп, или кланов, горилл. По его свидетельству, группы редко включают более шестнадцати взрослых и подрастающих животных, хотя их число может постоянно меняться. В группу может войти со стороны одна или несколько горилл, а старые ее члены могут ее покинуть, но глава группы, пока он в расцвете лет и сил, остается постоянно.
          Общественная жизнь горилл представляет особый интерес, так как эти обезьяны не смешивают сексуальных отношений с вопросами главенства в группе. Несмотря на соблюдение иерархических требований, основывающихся у самцов на чем-то вроде силы воли, а у самок — на возрасте их младшего детеныша, гориллы в своих сексуальных отношениях не опираются на господство одного животного над другим. Так как спаривание содержит для них элементы взаимного удовольствия, то оно носит простой и добровольный характер в отличие от того, что происходит у шимпанзе. Шимпанзе ведут себя в этом случае удивительно истерично, а гориллы — спокойно. У шимпанзе борьба сексуальных партнеров вызывает напряженность, гориллы же ее явно избегают.
          Сексуальный хаос у макак-резусов, добродушная полигамия у обезьян Нового Света, вооруженное перемирие между самцом и самкой шимпанзе, все дозволяющий патриархат у горилл — таковы удивительно разные формы поведения животных, принадлежащих к одному и тому же отряду приматов.
          Ни один из этих видов обезьян не принял форму единобрачия, к которой пришло человечество. Но есть еще один вид обезьян — мы о нем еще не говорили — это гиббоны.
          Гиббоны вызывали интерес у путешественников юго-восточной Азии в течение многих веков, и теперь мы располагаем достаточно надежной информацией о жизни этих небольших обезьян. Нам хорошо известен великолепный труд биолога К. Р. Карпентера, потратившего сотни часов на наблюдения в Таиланде за двадцатью одним семейством гиббонов.
          Несмотря на то что гиббоны проводят большую часть времени на верхушках высоких деревьев, Карпентеру удалось понаблюдать за ними: в зарослях, окружавших какой-то буддийский храм, он нашел высокую скалу, поднимавшуюся выше окружающего леса. Иногда гиббоны находились на расстоянии не более десяти метров от этой скалы, где сидел Карпентер, вооруженный биноклями и звукозаписывающей аппаратурой.
          В Таиланде, как, впрочем, и повсюду, рассвет прежде всего озаряет верхушки деревьев, и когда река в глубокой долине еще погружена в ночную тьму, зеленая пена листьев заливается солнечным светом. Кое-где в темноте висят клочья тумана, а блики света борются с тенями на узорах, созданных лишайниками. Сырость, оставшаяся после густого тумана, падает каплями с гигантских папоротников. Но все же день уже начал расцветать на кронах высоких деревьев, и первыми об этом рассказывают гиббоны.
          Они спали всю ночь в средней части дерева, но, когда первые лучи света коснулись вершин, гиббоны сразу же забрались туда. Так они поступили сегодня, так они делали вчера, так они делают каждый день. Усевшись на ветвях, подперев подбородки коленями и ухватившись длинными руками за сучья, они начинают свое утреннее хоровое пение. Издаваемые ими звуки разносятся по всей долине, а с противоположных скал слышатся ответы соседней семьи гиббонов. Потом третья, а за ней четвертая группа присоединяются к этой музыкальной перекличке. Как это прекрасно — начинать день общением с соседями! И как замечательно находиться в этом сверкающем свежестью свете, когда весь остальной мир еще погружен во тьму!
          Все гиббоны от мала до велика с писклявыми детскими взвизгиваниями и низкими басовитыми возгласами самцов (диапазоны их голосовых звуков шире человеческих) пели одну и ту же песню. Это была настоящая мелодия, начинавшаяся с ноты «ми» и переходившая в полную октаву, после чего голоса начинали гибко выводить трели. Каждый звук открывался нотой «ми», а потом вся рулада развертывалась в мажорной, ликующей тональности. Достигнув максимума в полноте звучания, гиббоны начинали трепетать всем телом, и звуки постепенно снижались каждый раз на четверть тона.
          У гиббонов есть целый репертуар окликов и звуков, но утреннее представление считается образцом их хорового пения. Гиббоны — единственные живые существа в природе, не считая человека, которые способны петь чистыми голосами. Их голос аналогичен человеческому. Конечно, они ограничены «обезьяньими» умственными способностями и чувствами, но они «единственные по-настоящему поющие животные из всех млекопитающих».
          В обезьяньем семействе, которое мы намереваемся описать, самка-мать больше всех остальных наслаждается утренним концертом. Она удерживает исполнителей на месте около двух часов, что, по мнению находящегося внизу человека-наблюдателя, уже сверх всякой меры. Когда она пресыщается, то берет на себя инициативу и ведет свое семейство вниз, где она, ее супруг и трое малышей начинают ловить кузнечиков.
          Все они, включая однолетнего детеныша, бегают на задних ногах, сохраняя равновесие широко расставленными передними ногами. На земле они очень напоминают людей, хотя слишком малы и скорее походят на худеньких детей. По своему размеру гиббоны занимают промежуточное положение между мартышками и человекообразными обезьянами. Предполагают, что гиббоны были когда-то крупнее, но постепенно уменьшились,— это для них лучше, так как они все время раскачиваются на деревьях. Они бесхвостые, кожа на их лицах темная, изящно обрамленная белой шерстью. Остальная шерсть короткая и шелковистая, она черного или темно-серого цвета. Черты лица их напоминают человеческие: у них большие глаза, маленькие носы, очень подвижные губы, иногда кривящиеся в улыбке (даже самые «ученые» наблюдатели полагают, что такое выражение лица гиббонов можно считать улыбкой), линия рта чаще всего несколько опущена, что придает обезьянам выражение задумчивости, сочетающейся с горделивостью. Передние конечности гиббонов довольно примечательны: их необычайно длинные пальцы, оканчивающиеся ногтями, как у человека, настолько деликатно ко всему прикасаются, будто они созданы лишь для того, чтобы показывать рисунки на крыльях бабочек или сбрасывать капли росы с цветов.
          Когда гиббоны, которых мы наблюдали, взбирались обратно на свое дерево, они обхватывали передними конечностями ствол дерева и «шагали» вверх на почти выпрямленных ногах.
          В описываемом нами семействе были почти взрослая дочь, два юных сына, еще один маленький сын и какой-то родственник. Он был настолько стар и скрючен артритом, что не мог слезть с дерева. Питался он тем, что ему приносили остальные члены семьи, а они заботились о нем хорошо.
          Наше семейство ежедневно совершало обход своей территории размером в тридцать пять акров, останавливаясь у тех деревьев, плоды, листья или верхние побеги которых достигли соблазнительной зрелости. Такая прогулка обычно совершалась совместно всеми членами семьи, но в это утро они разделились. Увлеченная романтическими похождениями дочь удрала сразу же после того, как закончилось пение; ей предстояло провести весь день в обществе молодого самца из соседнего семейства. Самке-матери пришлось остаться с младшим членом семьи, который стал настолько тяжелым, что его нельзя было носить с собой, но он был еще слишком мал, чтобы учить его перепрыгивать с дерева на дерево.
          Отец семейства вместе с двумя юными сыновьями отправился по воздушной тропе, причем отличавшийся терпеливостью отец позволил одному из сыновей самому выбирать дорогу. На этот раз не было твердого распорядка следования. Раньше, когда юнцы были еще совсем неопытными, первыми шли отец или мать. Это позволяло молодежи усвоить, какой прыжок безопасен и как нужно раскачаться, чтобы с самой верхней точки дерева попасть на нижний сук, а с него снова взобраться на дерево. Постепенно они отлично изучили дороги, проходящие по их деревьям, а когда подросли новые деревья, то они стали прокладывать новые маршруты. И чем длиннее были ветви деревьев, тем дальше можно было прыгнуть.
          Во время прогулок размер прыжков, которые должны были делать члены семейства, определялся его главой. Но на этот раз отец семейства позволил юному сыну руководить остальными.
          С основного дерева — места постоянного обитания своего семейства — вожак прыгнул на другое дерево, распластавшись в воздухе подобно белке-летяге. Левой рукой он ухватился за ветку, находившуюся в десятке метров От места прыжка, но, не рассчитав скорости, метнулся к другой ветке; он ухватил ее правой рукой и уже окончательно задержался на третьей ветви, зажав ее левой рукой. Отсюда он полетел в одну, а потом в другую сторону с такой быстротой, что его перепрыгивание с ветви на ветвь казалось всего лишь мимолетным движением. Но когда его дорогу пересекла птица, он ухватил ее одной рукой, нацелив другую на нужный ему для перелета сук: птица была ему не нужна — гиббоны птиц не едят, и возможно, что это была лишь игра или бессознательное упражнение в ловкости.
          Отец и сыновья любили самую разную пищу. Молодой гиббон, который сегодня был вожаком, больше всего любил орехи, а потому он повел всю компанию к ореховой пальме. Затем они отправились поесть ярко-красных, покрытых колючками плодов рамбутана, кислых стручков тамаринда, огромных плодов бананов, которые прежде надо очистить от кожи, а затем уже впиться в их сочную мякоть. Семейство гиббонов было очень привередливо в выборе пищи; пальцами и зубами они очищали кожуру с плодов, выбрасывали побитые места и семена и ели неторопливо, как бы смакуя пищу.
          Внезапно отец семейства услышал доносившиеся сверху звуки. Тогда он взял на себя роль вожака и рванулся вперед. Его подозрения оказались правильными: соседнее семейство позарилось на принадлежащее нашим гиббонам фиговое дерево, плоды которого только что достигли зрелости. Раскачиваясь в воздухе, он стал пронзительно протестовать, а нарушители границы притихли. Встав в полный рост на нижней ветви фигового дерева, он грозно потребовал, чтобы грабители убирались восвояси, но так как соседи пришли вшестером, то их ответные крики заглушали голос отца. Тогда сыновья поддержали отцовские возгласы, и нарушители спрыгнули наземь. В сопровождении законных хозяев они проследовали до установленных границ владения. Очутившись на собственной территории, шестеро гиббонов начали всячески насмехаться над отцом. Он отвечал им, но его голос становился все более умеренным, и, хотя он не простил обидчиков, его гнев утих. Ведь победа была за ним, а потому через несколько минут он начал обмениваться с соседями довольно приветливыми возгласами.
          На протяжении всего конфликта угрожающих жестов не было. В большинстве случаев эти небольшие человекообразные обезьяны заменяют ярость (которая легко могла бы привести к драке) негодованием, причем они выражают его возгласами, а не ударами. По-видимому, им свойственно чувство справедливости, и если кто-нибудь ее нарушит и совершит проступок, требующий возмездия, то этим возмездием будет быстрый и решительный укус. Пограничные же столкновения чаще всего разрешаются просто выкриками.
          Отец семейства весь день не видел свою дочь и только несколько раз слышал ее голос. Она безусловно встретила своего партнера по играм, и вначале они развлекались игрой в салочки, совершая захватывающие дух прыжки по деревьям. Как братья и сестры подзадоривают друг друга на всякие проделки, так и эти двое непрерывно соперничали в проявлении ловкости и грациозности. Когда соревнование закончилось, они отправились на поиски плодов. Они явно наслаждались совместным времяпрепровождением. Спустившись на землю, они принялись ловить муравьев, затем напились воды из родника, опуская передние лапы в воду и слизывая ее с шерсти. Потом они обнаружили лежку медведя, улеглись в ней отдохнуть, позабавились и поухаживали друг за другом, но ни к чему больше их игры не привели, во всяком случае на этот раз. Именно так они будут вместе проводить все дни на протяжении четырех-пяти недель; у гиббонов принято длительное ухаживание, и они очень разборчивы при выборе партнеров. Малейшая попытка проявления власти или жестокости независимо от того, исходит ли она от самца или самки, может оставить обидчика в печальном одиночестве. Но, как видно, такие промахи бывают очень редко.
          Нежность взаимных чувств у наших гиббонов непрерывно нарастала. Через некоторое время чувства станут настолько сильными, что парочка исчезнет из этой части леса и навсегда покинет родную семью. Она будет рыскать по лесу до тех пор, пока не обнаружит никем не занятую группу деревьев, которую объявит своей собственностью.
          Сидя на родном дереве, самка следила за мужем и сыновьями до тех пор, пока они были видны. Потом в ее поведении появилась какая-то неуверенность, хотя для этого не было никаких причин, кроме одиночества. Некоторое время самка отдыхала, уставившись взглядом на отдельные деревья и поворачивая голову так, чтобы лучше улавливать звуки. Потом она принялась кормить своего детеныша. Она несколько раз прерывала кормление, чтобы посмотреть на мордочку своего отпрыска и улыбнуться ему любящей улыбкой. Затем она принялась приводить в порядок его шерстку; чистят своих отпрысков и другие обезьяны, но только гиббоны очень нежно прикасаются к шерстке пальцами, заботливо удаляя из нее комочки грязи или отшелушенной кожи, разбирая и приводя в порядок спутавшиеся шерстинки. В шкуре гиббонов нет паразитов, и мех их детенышей чист, как тело ухоженного ребенка.
          На соседней ветке сидела и приводила себя в порядок старая обезьяна; она делала это с полным старанием, но так как была покалечена артритом, то не могла пригладить спину. Когда самка-мать закончила туалет детеныша, она помогла старой обезьяне привести себя в порядок (в семьях гиббонов принято помогать друг другу в таких делах).
          Было видно, что самка сегодня в возбужденном состоянии. Казалось, что ее жизнь замерла с того момента, как муж отпра вился на прогулку без нее. Но вот стук бамбуковых стволов возвестил о его возвращении. Раскачиваясь на бамбуке, отец семейства прыгнул, и пружинящий бамбук ударился о соседние стволы и издал металлический звук. Услышав этот звук, самка-мать словно засияла и побежала навстречу мужу.
          И вот он явился — никакая птица не могла бы примчаться с такой скоростью. Последний прыжок, прежде чем самец попал на родное дерево, был огромным, но он точно рассчитал его и поймал ветку прямо над тем местом, где ждала самка-мать. Прекратив раскачиваться, он спустил ноги на нижнюю ветвь и направился к своей супруге. Они приветствовали друг друга, как это делают все любящие гиббоны, но обычность встречи не уменьшила ее изящества. Они пошли медленно, улыбаясь друг другу, обнимаясь и издавая тихий писк. Так они дошли до места, где сегодня утром расстались...
          Супруги покинули средние ветви, перебрались наверх и стали приводить друг друга в порядок. Сначала самец принялся разбирать шерсть самки и удалять мельчайшую грязь; затем они поменялись ролями. Это занятие продолжалось до тех пор, пока шерсть у обоих не приняла безукоризненного вида. Потом они уселись рядышком в позе, которая свидетельствовала о глубокой гармонии чувств.
          Таковы гиббоны. Подробности их семейной жизни отнюдь не идеализированы. Свидетельство такого поведения можно найти в различных заслуживающих доверия источниках. В научных докладах многих наблюдателей можно прочесть о теплоте отношений между гиббонами.
          «С каким изяществом и мягкостью они прикасаются ко всему своими тонкими и длинными пальцами».
          «Крик при испуге, боли или беспокойстве, изданный одним из гиббонов, немедленно привлекает к нему внимание всех остальных, и они обнимают его, пытаясь успокоить таким образом».
          «Гиббон использует свои руки точно так же, как это делаем мы. Он похож на коренного жителя мыса Доброй Надежды; его плач напоминает плач человеческого ребенка».
          «Они удивительно ласковы со всеми, кого знают и кто относится к ним с любовью. Они даже обнимают своих доброжелателей».
          Краткое описание утренней песни гиббонов содержится в детальном труде Джорджа Роберта Уотерхоуза, который записал ноты этой песни. В своих выводах он пишет: «Мне кажется, что интервалы в повышении и понижении звука приходятся на полутоны; я убежден, что диапазон между наивысшей и исходной нотой составляет одну октаву... Звуки были в высшей степени музыкальны».
          Эти выводы Уотерхоуза были впоследствии подтверждены многими биологами, применившими звукозаписывающую аппаратуру. Луи Бутан описывает одну из песен как «приятную и жалостливую»,— ею, очевидно, нужно было привлечь внимание дружественного существа и сообщить ему: «Я здесь!».
          В своем объемистом отчете о живущих на воле гиббонах Карпентер пишет: «Здесь редко бывает спор из-за корма или из-за проявлений, вызванных господством одного существа над другим. Даже в неволе доминирующее животное никогда не отнимает пищу у подчиненных... Сотрудничество в поисках пищи, общение в играх и отдыхе... ухаживание, взаимная помощь, совместные действия при охоте или защите — все это укрепляет семейные устои... Постоянная сексуальная восприимчивость самок как бы компенсирует нехватку их для самца и поддерживает семейный образ жизни».
          Самки гиббонов единственные из всех человекообразных обезьян постоянно сексуально восприимчивы. В описаниях Карпентера указывается, что самки зачастую проявляют активность в спаривании. Биологи часто затрудняются найти правильные слова, чтобы описать действия взявших на себя инициативу самок. Более всего у них в ходу термин «напористость», но мы знаем, что самки никогда не бывают так напористы, как самцы. К тому же они не могут требовать; они обнаруживают свою готовность или, быть может, желание соответствующей позой или жестом, сопровождающимся «кокетством», которое является основой женственности. Если самцов это привлекает, они отвечают встречным проявлением желания, а если нет, то они не выражают враждебности.

    [К началу]

    Категория: КЭРРИГЕР Салли | Добавил: Неугомоный | Теги: Взаимоотношения полов (часть 2)
    Просмотров: 454 | Загрузок: 0
    Всего комментариев: 0
    Поиск
     
    Skype: mordaty68
  • Blog
  • ВЕЛОСИПЕДИСТЫ
  • «ЗДОРОВЬЕ»
  • «ВЕСЁЛЫЕ КАРТИНКИ»
  • «МАСТЕРОК»
  • «МУРЗИЛКА»
  • НЕОБЫКНОВЕННЫЕ ЧЕРЕПАШКИ
  • «ЧЕРНАЯ курица»
  • ИНСУЛЬТ
  • ПЕТРОДВОРЕЦ
  • «МОЯ РЫБАЦКАЯ КОЛЛЕКЦИЯ»
  • Научно-популярное издание
  • Роб Ван дер Плас
  • БРАТЬЯ САФРОНОВЫ
  • ФЛОРА И ФАУНА
  • ЮННЫЙ ТЕХНИК
  • КВВКУС
  • ШАХМАТЫ
  • ХОББИ
  • «ИСКУССТВО РЫБАЛКИ»
  • РЫБОЛОВ
  • РЫБОЛОВ-СПОРТСМЕН
  • Это станок?
  • ПРАВОСЛАВНАЯ КУХНЯ
  • ДУХОВНЫЕ РЕЦЕПТЫ
  • «ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА»
  • * YOUTUBE *
  • Одноклассники
  • facebook
  • АКИМ Яков Лазаревич
  • БЕЛОЗЁРОВ Тимофей Максимович
  • БЕРЕСНЁВ Александр Михайлович
  • БЕХЛЕРОВА Елена
  • БИАНКИ Виталий Валентинович
  • БЛОК Александр Александрович
  • БОНЕЦКАЯ Наталья
  • ВОРОНЬКО Платон Никитович
  • ВАЖДАЕВ Виктор Моисеевич
  • ГЕРЦЕН Александр Иванович
  • ГРИММ, Вильгельм и Якоб
  • ГРИБАЧЁВ Николай Матвеевич
  • ДВОРКИН Илья Львович
  • ДОРОШИН Михаил Федорович
  • ЕРШОВ Пётр Павлович
  • ЕСЕНИН Сергей Александрович
  • ЖИТКОВ Борис Степанович
  • ЖУКОВСКИЙ Валерий Андреевич
  • ЗАЙКИН Михаил Иванович
  • ЗАХОДЕР Борис Владимирович
  • КАПНИНСКИЙ Владимир Васильевич
  • КВИТКО Лев Моисеевич
  • КИПЛИНГ Джозеф Редьярд
  • КОНОНОВ Александр Терентьевич
  • КОЗЛОВ Сергей Григорьевич
  • КОРИНЕЦ Юрий Иосифович
  • КРЫЛОВ Иван Андреевич
  • КЭРРИГЕР Салли
  • ЛЕСКОВ Николай Семёнович
  • МАКАРОВ Владимир
  • МАЛЯГИН Владимир Юрьевич
  • МАМИН-СИБИРЯК Дмитрий Наркисович
  • МАРШАК Самуил Яковлевич
  • МИЛН Ален Александр
  • МИХАЛКОВ Сергей Владимирович
  • МОРИС КАРЕМ
  • НАВРАТИЛ Ян
  • НЕКРАСОВ Андрей Сергеевич
  • НЕЗНАКОМОВ Петр
  • НОСОВ Николай Николаевич
  • ПЕРРО Шарль
  • ПЕТРИ Мерта
  • ПЛЯЦКОВСКИЙ Михаил Спартакович
  • ПУШКИН Александр Сергеевич
  • РОДАРИ Джанни
  • СЕВЕРЬЯНОВА Вера
  • СЛАДКОВ Николай Иванович
  • СУТЕЕВ Владимир Григорьевич
  • ТОКМАКОВА Ирина
  • ТОЛСТОЙ Алексей Николаевич
  • ТОЛСТОЙ Лев Николаевич
  • ТЫЛКИНА Софья Павловна
  • УСПЕНСКИЙ Эдуард Николаевич
  • ЦЫФЕРОВ Геннадий Михайлович
  • ЧУКОВСКИЙ Корней Иванович
  • ШЕПИЛОВСКИЙ Александр Ефимович
  • ШЕРГИН Борис Викторович
  • ШУЛЬЖИК Валерий Владимирович
  • ШУМОВ Иван Харитомович
  • ШУМОВ Олег Иванович
  • Эндрюс Майкл
  • ЮДИН Георгий
  • ЮВАЧЁВ Даниил Иванович(ХАРМС)
  • ЮСУПОВ Нуратдин Абакарович
  • ЯКОВЛЕВА Людмила Михайловна